эпизоды
Эпизод 8. Осень
Август'17
Потолок ослепительно белый, свет искусственных огней бьет в усталые глаза. Я лежу на кушетке, не щурясь и не упираясь. Тела не чувствую, оно вязнет в чем-то большом и бесформенном. Комната светлая, кажется, бесконечная. Ни единой стены, ни двери, ни окон, лишь бескрайний небосклон с блестящими лунами в круглых прожекторах.

Кроткая женщина, тоже в белом, точно ангел, появляется ниоткуда, в руках ее – черный сверток, маленькое кимоно. Кладут мне на грудь – беззащитное, теплое и живое. Оно улыбается беззубым ртом, щеки нежно-розовые, пахнет исключительно. Свет мой, я таких никогда не видела. Он божественный, явно особенный. Он здесь с целью, с гигантскою миссией. Этот крошечный человек.

Сверху, с неба, падает большое, тяжелое. Прибивает навзничь, не оставляя следов. Изнутри и сочится, и светится, все в сумбуре – кипит и ликует, поет. Понимаю вдруг всех безумных и яростных. Убежденных фанатов, проповедующих так неистово и отчаянно. Я была атеистом, не верила. Я смеялась, глумилась, думала, ложь. А теперь вот гляжу на него и рыдаю, захлебываясь. Ты когда-нибудь точно вырастешь. Осознаешь, простишь и поймешь.

В небе вспышка огня, и грохочет стекло, пелену божественного сновидения прорывает будильника звон. Человека, родного и кровного, вырывают из рук, я кричу. Я тянусь к нему грудью и сердцем. Я люблю его, страшно люблю. Каюсь во всех грехах. Брошу курить. Маму, маму свою никогда не брошу. Буду вместе, буду рядом. Стану сильной. Все налажу, исправлю и выправлю. Я прошу вас, верните ребенка. Умоляю, верните ребенка.

Вырастают глухие стены, воет ветер, мой живот режет скрежет скрипучей двери. Потолок ослепительно белый. Я лежу на краю большой пустоты, горизонт – беспросветная мгла. Тела не чувствую, пальцы рук онемели, пятки скукожились, кончик носа кроется инеем. Лето догорело спичкой, пепел разбросав по полу. Завтра – осень. Впереди – девять месяцев ожидания теплоты. Ни единой стены, ни двери, ни окон, лишь бескрайний небосклон с блестящими лунами в круглых прожекторах.