человек-текст
Дневник аромастилиста: через мосты и шпалы к ARMANI и звездам
интервью с Ириной Ямаевой
О том, чем пахнут девушки Перми, как найти подругу по запаху шпал, решиться на «тихую революцию» в декрете и стать первым парфюмерным маньяком в Перми с личной коллекцией более 100 ароматов, знает герой нашей новой рубрики "Человек-текст" аромастилист Ирина Ямаева.
Глава первая. Про семью, крышку духов и «парфюмерного дядю»
– У тебя ВКонтакте есть классная история о том, как ты стала аромастилистом. Ты пишешь, что с детства помнишь запахи шпал, дыма, топящейся бани, куста смородины, сладковатой акации… Откуда такая чувствительность к запахам? Из семьи?

– Скорее нет, чем да. Я родилась в образцовой советской семье. Мама и бабушка – были и есть –далеки от мира парфюмерии. И даже сейчас, несмотря на все объяснения, мама все ещё настороженно относится к моей профессии. Для нее это не является приоритетом. Хотя я помню, что в 90-е годы у нее была крышка от духов. Крышка от духов! То есть даже не духи, а крышка. Это было роскошью. Вот эту крышку я, конечно, запомнила. У тети были какие-то сухие духи. Это все. Вот такие краткие соприкосновения с миром парфюмерии. Мне кажется, он для меня и был настолько манящим, потому что я была из него "выключена".

Однако были и другие запахи – запахи вокруг, не парфюмерные, а простые запахи окружающего мира. Они особенно впечатляли и запоминались. Я с детства люблю запах шпал, например. Сейчас я встречаю его не так часто, а в детстве мы каждую неделю ездили на дачу на электричке, поэтому запах шпал летним утром – это такой абсолют моего детства.

Как ни странно, с парфюмерным миром был теснее всего связан мой дядя. У него сохранилась культура применения ароматов, и что-то я почерпнула от него. Важно то, что он никогда не «выключал» эту сферу из жизни. Если мама использовала парфюм «на выход», в честь праздника, то для дяди это до сих пор ежедневная культура – точно так же, как мы надеваем одежду, каждый день он надевает аромат.
Глава вторая. Начало пути: роскошь ARMANI CODE или тоннели по-пермски?
Как начались твои собственные эксперименты?
– Не знаю, застала ли ты период каталогов «Эйвона» и «Орифлейм». Помнишь, там были странички «Потри меня» и вкуси всю прелесть жизни? Вот это было первое, с чем я столкнулась. Потом мне перепадали от дяди какие-то пробники. Он покупал парфюм в магазинах, а там обычно давали подарки. Либо случайные столкновения у подруг, где мамы были «более парфюмерные», чем моя, и там я с этим соприкасалась.

Мое первое большое парфюмерное впечатление – в 16 лет я увидела рекламу «Armani Code». Она была настолько потрясающая, что я сразу нафантазировала себе, какой должен быть этот запах, а потом оказалось, что он совпал с моим представлением. Это были мои первые серьезные духи, точнее парфюмированная вода. Это был первый флакончик, который мне подарил тогда ещё мой молодой человек, теперь уже мой муж. И хотя сейчас я исключила этот аромат из своей коллекции, он долгое время сопровождал меня.

А что было на той рекламе, чем она тебя так поразила?
– Во-первых, цвет – очень глубокий темно-синий, с перепадами в черный. А во-вторых, это было настолько противоположно мне!.. Я часто встречаюсь с этим на консультациях. Людей можно разделить на два типа – первые ищут в парфюмерии себя, вторые ищут то, чего им не хватает. В «Armani Code» я нашла то, чего мне не хватало. Представь, обычная среднестатистическая девочка из Перми и тут что-то такое… Пожалуй, слово роскошное на тот момент максимально точно описывало эти духи для меня.

Сколько они стоили?
– Точную цифру не помню. По ощущениям, это было раз в 10 больше того, что я могла себе позволить на тот момент.

– Что было потом?
– Потом университет. Образование я выбрала достаточно суровое и далекое от мира парфюмерии, это были мосты и транспортные тоннели. Мне хотелось соответствовать родительским заветам, получить серьезную, основательную профессию технического склада. Ну, чтоб это все было строго, практично, по-пермски. Но после первого же курса я сделала "неожиданный виток". Мы с подругой искали какую-нибудь подработку на лето, а так как в профессиональной сфере для первокурсников ничего не было, мы решили пойти в компанию, которая занимается дистрибьюцией парфюмерных и косметических средств. Неожиданно нас взяли на целый месяц консультантами в парфюмерный отдел. И вот это, мне кажется, продолжило начатую линию. Пошло уверенное отклонение от технической прямой (смеется).

– Расскажи про эту работу, что вы там делали?
– Работа оказалась более прозаичной, чем я себе представляла. Тогда ещё не было такого романтического образа парфюмеров, аромастилистов, как сейчас – "фея ароматов" и т.д. Ты просто продавец, ты должна ознакомиться с ассортиментом и максимально точно подвести к нему покупателя. Не могу сказать, что я на тот момент хорошо с этим справлялась, были промахи. К тому же я была далека от продаж. Но меня это привлекало, было интересно. После первого курса я работала в точках, где парфюмерный ассортимент был очень скуп, я тогда только начинала с ним знакомиться.
После второго курса я снова пришла в ту же компанию на практику. Тогда мне повезло – я попала в магазин «Практическая магия». Сейчас они сильно урезали свои парфюмерные линейки, но тогда у них была прекрасная точка на Борчанинова 3, я работала там. Там был отдел "с отличным собранием" – вся парфюмерная классика, все новинки. Вот тогда я уже вкусила аромат, что называется! Я пошла вглубь, стала изучать разнообразие запахов, смотреть, как это может соприкоснуться с тем или иным человеком. Вот там я уже развернулась.

Весь третий курс я работала и училась параллельно. А на четвертом курсе пар стало больше, нагрузка увеличилась, и мне пришлось уйти из магазина. Я попрощалась с парфюмерией (хотя где-то внутри затаила надежду, что когда-нибудь вернусь в этот прекрасный мир) и посвятила себя серьезной, пермской профессии – мостам и тоннелям.
На четвертом курсе со мной случилось такое откровение (оно повлияло на дальнейшие события) – я нашла потрясающий сайт – FRAGRANTICA.ru. Это парфюмерная энциклопедия. Там указаны все ароматы, есть описания каждого. Можно почитать кучу отзывов – восторженных и не очень. Заодно понять, что, описывая ароматы, люди пишут тексты от души, вкладывают в это всего себя.

Тогда я узнала, что в парфюмерии есть классы. Есть масс-маркет – это то, что представлено в продуктовых сетях, в супермаркетах – небольшой ценник и достаточно простые композиции, с большим процентом спирта, достаточно незамысловатые для непритязательного пользователя. Есть люкс. Если ты зайдешь в Летуаль, практически в любой парфюмерный, наверняка, встретишь знакомые имена – Диор, Шанель и все такое прочее, это люкс. И есть так называемая нишевая (селективная) парфюмерия, вот с ней-то я и начала знакомиться.

Цель масс-маркета – понравиться максимальному количеству пользователей, цель нишевой парфюмерии – преподать какую-то авторскую идею. Это духи-истории, духи-впечатления, необычные композиции, вплоть до того же пресловутого запаха шпал. И поклонников нишевой, такой странной парфюмерии, как выяснилось, очень много! Я до сих пор нахожу таких людей и в своем окружении. Например, им нравится запах азота, он очень популярен в последнее время. Запах азота, понимаешь? Людям надоели банальные композиции, они хотят чего-то нового, новых впечатлений, новых ощущений. И на этом стыке появилась нишевая парфюмерия, которая удовлетворяет их потребности. Она даже в Перми представлена – в «Cosmotheca» на Сибирской, «Place» на Советской, и в «Иль де Ботэ» и «Летуаль» всегда есть корнеры – небольшие стойки нишевой парфюмерии.
Глава третья. Тихая революция, свершенная в декрете
– Когда случился этот перелом, когда ты точно поняла, что не будешь заниматься тоннелями, а будешь заниматься парфюмерией?
– От туннелей я ушла ещё чуть дальше – в дороги. Я переквалифицировалась из мостовика в дорожника (достаточно связанные специальности) и устроилась в проектировочную фирму. На тот момент парфюмерию я перевела в разряд своих больших увлечений. Мне было интересно собирать, коллекционировать. Со стипендии и подработки я покупала новые ароматы, постепенно они заполняли мой шкаф. Мама хваталась за голову: «Зачем ты это делаешь? Оно у тебя стоит бесполезным грузом!». Но для меня важно было не столько носить эти ароматы, сколько познакомиться с ними, прочувствовать их, получить впечатления. Некоторые из них я надеваю раз в год. Так бывает и это нормально, позже коснемся чуть ближе.

Я продолжила работать в этой фирме, потом перешла в подобную. В 2012 я закончила политех, поработала полтора года, а потом мой молодой человек решил, что пора бы уже перейти на новый этап отношений, на тот момент мы были вместе 8 лет. Мы решили пожениться, и у нас наметился малыш, сын.У меня давно назревал такой план: я знала, что в декрете смогу что-то поменять и переломить в себе. Ну, когда ещё у меня будет время, когда я ещё скажу до свидания старой работе? Конечно же, декрет может быть этой переломной точкой!

И вот – я сделала это. Хотя не сразу. Я довольно долго не могла привыкнуть к мысли, что уже не вернусь в офис. Я предполагала, что буду как-то совмещать, это ведь "не серьезно". Что это за работа такая – аромастилист? Кто этим занимается? Да никто этим не занимается!.. Но потом я поняла – нет, я не вернусь в офис. Совсем и окончательно. Я себя полностью посвящу парфюмерии.

Что именно тебе помогло? Мы очень часто говорим об этом. Есть люди, которые решаются и говорят «все, пусть меня никто не поймет, пусть меня родители выгонят из дома, но я это буду делать – я буду аромастилистом, я открою школу текста, я сделаю какую-то дурь, никто меня не поймет, но мне это надо и всё тут». Но есть и те, кто не решается годами, они всё ждут, ждут, ждут... Что тебе помогло уйти?
– Мне помогла поддержка новой семьи. Я перетекла в семью мужа, уехала от родителей, переселилась к ним. Я полностью перекраивала свою жизнь. Муж воспринял эту идею спокойно, сказал: «Да, если тебе хочется, делай», дал добро. А мне важно было это понять, поскольку я понимала, что финансовой независимости на начальном этапе парфюмерия не принесет. А ещё очень поддержала свекровь. Для меня всегда была важна поддержка старшей женщины в семье. С моей мамой было чуть иначе. Не то чтобы она была против, когда я уходила из офиса, но и особо «за» она тоже не была. У моей мамы есть такой и ценный и неценный бонус, она всегда говорила: «Решай сама. Ты же знаешь, что тебе надо». С одной стороны, это давало мне толчок к характеру, формированию, собственному понимаю жизни, с другой стороны, мне иногда хотелось, чтобы она мне сказала уверенное: «да, это хорошо!». Этого мне иногда не доставало, и именно в свекрови я это обрела. Она мне сказала «да, я думаю, что это хорошо, тебе это нравится, у тебя это получается, делай это!»
Глава четвертая. А где здесь люди?
- Сколько ты уже занимаешься аромастилистикой?
- Моему ребенку в этом году 5 лет будет, то есть около 5 лет. Конечно, не сразу моя деятельность перетекла именно в аромастилистику и в ту ее форму, которая есть сейчас. В декрете я занималась «отливами». Это когда обладатели больших коллекций могут поделиться, перенеся их в маленькие флакончики-атомайзеры. В то время в Перми никто этим не занимался. Благо, моя коллекция на тот момент насчитывала около 100 флаконов, делиться было чем. И я стала такой маньячкой со своей коллекцией!.. Но очень скоро мне стало в этом тесно, я подумала, нужно что-то большее.

Я уже упоминала в начале, что мне нравились ароматы-впечатления – ароматы, которые я, по сути, на себе не ношу. Но вокруг меня были люди, которые могли бы эти ароматы носить. И я подумала, неплохо бы не только впечатления получать, но и применять это как-то, извлекать из этого пользу. Тогда я поняла, что знаний не хватает, и отправилась на обучение.

В Екатеринбурге есть прекрасная девушка Елена Красноперова, у нее – своя Высшая школа аромастилистики. Там в числе первых я получила образование. Точно могу сказать – образование образованием, но без практики оно значит мало. По большому счету, ароматы – это не какая–то волшебная кнопка. Я думаю, на текстотерапии вы тоже сталкивались с подобным, когда люди думают, что они что-то одно сделают (текст напишут, буквы в подписи поменяют) и тут же тумблер повернется, и жизнь наладится. Но нет. Ароматы, тексты, почерк, практики mindfulness – это инструменты для работы с собой. И работа – это процесс, длительный процесс. Мы со временем раскрываем себя, общаемся, узнаем что-то новое о себе. Вот точно так же работает аромастилистика. Я раскрывалась со временем.

В 2014 году я создала группу ВКонтакте, стала писать про каждый аромат, его особенности. Набрала 100 друзей, они дружно поумилялись, но покупать не стали. Сказали: «Классно, мило, здорово, но зачем нам это? Мы можем в магазин сходить, купить целый флакон и пользоваться. Кончился один – купили второй точно такой же и так далее». Мне стало интересно – как же так, почему мне интересно, а людям неинтересно? А потом я поняла, что все, что я делаю – отстранено от людей. Я делаю как бы для себя, а не для людей. Ароматы – отдельно, люди – отдельно. То есть я изучаю ароматы, я вдохновляюсь ароматами, я про пишу про ароматы… А где здесь люди? Зачем, кому и для чего все это нужно – непонятно. К счастью, тогда судьба свела меня с моей старой знакомой, теперь уже моей дорогой подругой. И она сказала: «А почему бы нам не организовать какое-нибудь событие для людей? Что ты всё дома сидишь? Давай мы сделаем что–нибудь вроде маленького REDMARKET'а?». Конечно, я согласилась. Месяц мы с ней побегали, организовали какую-то не очень удачную ярмарку. Но туда забрели несколько человек, и дело сдвинулось с мертвой точки.
Глава пятая. Мамы-пчелки хотят вкусно пахнуть
В 2016 случился новый прорыв – я узнала про Надю Кудрину, создательницу проекта «Мамы–пчелки». Сейчас его перехватили в РОО Многодетные пермского края, буквально развернули его по всей России. Но на тот момент это было счастливое сборище двадцати мам, которые пришли послушать, чем женщины развлекаются в декрете и как им применить свои творческие или профессиональные навыки.

Я сходила туда один раз, послушала, чем люди занимаются. Выяснилось, что нормальные люди в декрете вяжут, шьют, рисуют… ни одного аромастилиста там не было, понимаешь? Я в очередной раз подумала: «Девочка, ты что-то делаешь не так. Видишь же, никто этого не делает». Но тут же сама себя одернула – нет, я все же буду! Буду этой девочкой, буду делать это! И на следующей встрече мам мы решили, что надо продвигать мою тему, хотя бы внутри своих. Кстати, на следующий раз мам собралось чуть побольше. Потом ещё чуть больше. И еще, и еще.

Среди «пчелок» вдруг стали попадаться мамы, которые уже занимались бизнесом по-серьезному, а не только игрались в него, как я тогда. Когда пообщаешься с людьми, которые мыслят более широко, постепенно улавливаешь их идеи, хотя бы на уровне мысли, и начинаешь что–то внедрять и менять в себе. Так мы начали организовывать совместные мероприятия для мамской тусовки. И поскольку я там была единственным аромастилистом, естественно, начался приток мам ко мне именно по вопросам парфюмерии и ароматам. И вот тут, работая с ними, я четко поняла, что мамам нужен качественно новый аромат – тот, который их выведет из состояния «я каждый день мама». Им нужен был парфюм, который вывел бы их из бесконечного дня сурка, помог переключиться во что–то новое.

– То есть ты перестала умиляться ароматам и переключилась на потребности клиента?
– Да, совершенно верно. И в это время я поняла, что пора повышать квалификацию. Я прошла обучение в Высшей школе аромастилистики. Конечно, заказы не посыпались горой, но начался новый период с профессиональным подходом. Я поняла, что все серьезно – ты уже не играешь, а работаешь, ты узкий специалист со своим профилем. Теперь за консультации нужно было брать деньги, а это как-то неловко и неудобно, потому что ты несешь людям добро. Вот в этом моменте меня немножко поломало.

Я искренне благодарна тем людям, которые пришли ко мне первые, с некоторыми из них я счастлива до сих пор сотрудничать и сопровождать их на пути выбора ароматов. Они оставили для меня первые отзывы. Тогда я окончательно поняла, что я остаюсь. Я дала себе обещание, что не вернусь в офис и не буду брать шабашки по проектированию дорог. Отныне я занимаюсь только аромастилистикой, это мое. Это был конец 2016 года.
Глава шестая. Про клиентов. И причем здесь шпалы?
– Как долго ты работала с мамами?
– В 2017-ом году поняла, что нужно расширять аудиторию, привлекать новых людей. Мамы – это, конечно, прекрасно, но мне было интересно поработать с другими людьми. Пусть даже с мамами, но не из нашего клуба. И я начала искать выходы в свет. Это были открытия салонов красоты.

Катя Кондакова пригласила меня в свой проект преображения, где девушки занимаются собой в течение месяца. Я провела несколько мастер-классов, рассказала про аромастилистику. И постепенно ко мне стали приходить люди из разных сфер. Стали приходить не только женщины, но и мужчины. Потом появились парные консультации, куда приходят мужчина и женщина (иногда уже в браке) и узнают друг друга с новой стороны. С тех пор веду мастер-классы, консультации и аромадегустации регулярно.

– Расскажи про своего клиента. Какие люди к тебе приходят и чего они хотят?
– У меня два типа клиентов. Первые – это люди, которым интересны впечатления. Они приходят на дегустации – за эмоциями, ощущениями, чтобы попробовать, испытать какой–то спектр эмоций. Для них ароматы – это развлечение. С индивидуальными консультациями иначе. Это более глубокая работа. Здесь мы работаем с внутренним миром. Работаем с тем, что у человека в душе, чего он хочет и как это выразить через аромат. Индивидуальная консультация процентов на пятьдесят состоит не из пробы ароматов и тестирования их на себе, а именно из диалога. Я задаю вопросы, а человек рассказывает о себе.

– Какие обычно вопросы? Что ты спрашиваешь у человека – о его жизни, характере, предпочтениях?
– Предпочтения, конечно, учитываю, но больше спрашиваю о жизни. Ко мне часто приходят люди, которые вообще с парфюмерией не сталкивались, и для них индивидуальная консультация – это большой прыжок в мир ароматов. То есть они хотят к ним прикоснуться, но парфюмерных предпочтений пока нет, не выработались. Есть предпочтения ароматические – запахи-воспоминания из детства, например. По большому счету, ароматы – это наша память. Тот выбор, который мы делаем сейчас, во многом обусловлен воспоминаниями и ассоциациями из прошлого. Это мы и выясняем на консультациях.

– Расскажи про самые необычные случаи, может, приходил человек и просил запах шпал?
– Действительно была такая девушка, мы с ней очень плотно все ещё дружим, она моя постоянная клиентка. Она пришла с запросом «хочу запах шпал», а я в ответ говорю: «Девушка! Я вас так понимаю». И тут сразу стало понятно, что наша дружба будет долгой и счастливой.

– А какой он, этот запах шпал?
– Ммм… насыщенные, древесные, чуть дымные ноты. Почему он так впечатляет людей? Это часто связано с недостатком путешествий или приключений. Когда мы ищем такие специфические запахи, нам не хватает впечатлений. Можно психологический портрет составить по запросу человека – чего хочет, о чем мечтает, чего не хватает в жизни…
Глава седьмая. «Дайте такой аромат, чтобы все были от меня без ума»
– Насколько аромастилистика развита в России?
– Не особо развита. Люди, которые учат аромастилистике, часто базируются на собственном опыте. Теоретической базы почти нет. Исключение – Школа парфюмеров – они проводят курсы по парфюмерному искусствоведению. Но это другое.

– Чем отличается работа парфюмера и аромастилиста?
– Парфюмерное искусствоведение это больше про парфюм, про сам запах. А аромастилистика – это про связь парфюма и человека.

– Вас учили, как для определенных потребностей людей подбирать определенные ароматы?
– Да, конечно. После теории (изучения ароматов) у нас была практика – выходишь в поле, ищешь клиентов и пробуешь с ними первые шаги. Сначала разбираешь их парфюмы, если они готовы принести свои, выясняешь их взаимосвязь, спрашиваешь, почему они выбрали тот или иной аромат. Часто люди стесняются, говорят, что им «просто подарили», и они вообще никогда не задумывались об этом. Кто-то действительно проникается глубоко. Но, так или иначе, клиенты уходят впечатленные. А вот затем уже начинается именно подбор нужного аромата. У аромастилистов есть несколько путей в подборе аромата. Либо ты работаешь с одним брендом и его ароматами и предлагаешь клиенту что-то конкретное, либо составляешь что-то свое и предлагаешь разные бренды, либо вы вместе с клиентом идете на парфюмерную прогулку. Это когда ты в какой-то степени заменяешь для человека консультанта в магазине, то есть становишься персональным аромастилистом.

– Звучит интересно. Ты часто работаешь в таком формате – персональным аромастилистом?
– Не самый популярный формат, объясню почему. Я люблю работать не в парфюмерном магазине, а в кабинете. Во-первых, там отсутствует парфюмерный шум (другие запахи). Во-вторых, в кабинете можно расслабиться, не спешить, сконцентрироваться на аромате. Важно – в магазине твой выбор может зависеть от плана продаж консультанта. Я их не виню, не они такие, условия работы такие. А в кабинете клиент выбирает сам, идет от своих запросов. Вот что меня ещё привлекало и привлекает в моей работе – индивидуальность! Это великое дело.

– Как, на твой взгляд запахи, парфюм влияют на человека?
– У ароматов две характеристики – это либо бодрость, тонизирование, либо, наоборот, расслабление. И вот чередуя и управляя этим, мы можем влиять на себя. А когда мы влияем на себя, влияем и на окружающих, потому что мнение окружающих – это, в первую очередь, работа с собой. Конечно, самое популярное обращение – это «дайте мне такой аромат, чтобы все были от меня без ума!». Так вот, нет такого аромата. Но есть аромат, когда ты сам без ума от себя. И тогда окружающие это чувствуют и разделяют с тобой.
Глава восьмая. Чем пахнут девушки Перми?
– Круто. Давай о тебе. Чувствуешь себя странной? Как относишься к этому?
– Осознание своей странности произошло еще в школе. Не то чтобы я была белой вороной, но я всегда ощущала, что у меня есть какой-то свой взгляд на вещи, однако я активно его не проявляла и не хотела идти против толпы, старалась не выделяться. Когда начала работать с ароматами, заметила непонимание со стороны одногруппников. Они спрашивали: «Зачем ты это делаешь? Какое–то ненормальное у тебя увлечение». У меня долго не было объяснения «почему я такая» и зачем мне это. Я ощущала, чувствовала, что ароматы – это мое, но донести всем и каждому, почему я чувствую именно так, а они по–другому, я тогда не могла. Вот сейчас я понимаю: аромастилистика – это гармонично для меня. Это выражает меня. Это то, чем я хочу заниматься. Сейчас стало проще.

– Твои любимые запахи?
– Безусловно – шпалы (смеется). После них – запах черной смородины. Это снова детские воспоминания, очень многое с этим связано. Мне симпатичны цитрусовые, особенно бергамот. Я считаю, что это отражение моей жизнерадостности.

– А какие запахи не любишь?
– Не люблю холодно-металлические ароматы. Etat Libre D'orange «Свободная–оранжевая республика» (фирма такая) в свое время выпустила аромат, который назывался «Удивительные выделения», и он пах как… хм, как бы тебе сказать… кровью и спермой. Вот этот запах я не люблю. Хотя, кто как умеет готовить, что называется. Если смешать его с несколькими другими ароматами, то он имеет место быть и даже передает вот эту «живую составляющую» (смеется).

– Фавориты среди парфюма?
– Люблю Armani Code. Это ольфакторный якорь, то есть он у меня глубоко связан с событием, с прикосновением к такому далекому, волшебному миру ароматов, и с моими отношениями. Есть еще такой замечательный аромат Serge Lutens – один из моих любимых – он называется «Шелковый чулок». Он пахнет горьковато–прохладно, немного пряно. Это союз гиацинтов и ирисов (ирис – мой любимый цветок). У него такой серо–зелено–голубоватый эквивалент в цвете. Он спокойный, нейтральный и – в то же время – дающий положительный заряд. В последнее время часто использую Beautiful Mind или «Игры разума», как его переводят в России. Это яркий, насыщенный аромат бергамота с прохладным розовым перцем и цветком османтуса. Кстати! Этот аромат – любимое средство для написания постов. Я пользуюсь им, когда сажусь творить (именно какую–то письменно–оформленную деятельность). Третий аромат – тоже якорь для меня – Devil's Night Cap («Колпак дьявола»). Он не очень популярен в Перми, но известен в России по марке «Lush». Это аромат заколдованного, таинственного леса, в нем очень много дубового мха. То есть он прохладно–зеленый, но уравновешенный красивыми белыми цветами. Такой символ надежды вдалеке темного леса.

– Чем пахнут девушки в Перми?
– В Перми я редко сталкиваюсь с оригинальными ароматами. У нас много девушек, которые используют то, что популярно. Это сладкие, цветочные, фруктовые композиции. И это соответствует нашему городу – мы не высовываемся. Люди в Перми держат себя в рамках.

– Думаешь, если бы ты приехала в другой город, там была бы другая ароматическая картина?
– Не везде. Все равно чаще будет преобладать цветочно–фруктовая группа. Это норма. Это популярно. Есть такое понятие – простой вкус, простой запах. Большинство людей любит шоколад, потому что это сладкий, приятный запах. Вспомни, маленькие дети любят сладкие фрукты, ягоды, сладости, молоко, хлеб – это простые вкусы. И точно так же есть простые запахи. Большинство людей не готовы перешагнуть в другую реальность, поэтому популярность цветочно–фруктовых ароматов сохраняется.

– Сколько ароматов в твоей коллекции?
– Больше 100.

– Какие у тебя планы в парфюмерии, в стилистике, в развитии? Куда ты сейчас движешься?
– Когда я начинала заниматься аромастилистикой 3 года назад, мне казалось, что в Перми меня все будут знать и мне будет этого достаточно. Сейчас понимаю, что мне хочется большего. Я с удовольствием вышла бы на соседние города и регионы. А дальше – шагала бы еще шире.

– Своя школа, курсы?
– Школы, курсы – это, конечно, интересно, но я себя всегда видела как человека– одиночку. Я пока не готова к работе в команде. Хочу работать сама, но расширять горизонты.

– На кого ты ориентируешься, кто тебя вдохновляет?
– Есть в Питере очень классная девушка Анна Марушина. Она тоже занимается парфюмерной стилистикой, но у нее немного другой путь (больше с уклоном в стилистику и историческую наполненность парфюмерии). Есть Кира Феликсова в Москве, она большой специалист, выходит на международные отношения. Ее направление ближе к коучингу. Они меня очень вдохновляют. Вдохновляет создательница музея в Петербурге Элина Арсеньева – парфюмер, обладатель винтажной коллекции ароматов. Человек очень плотно посвятил себя этому миру. Школа парфюмеров в Петербурге – это ее детище.

– Какие главные идеи ты транслируешь?
– Главное – это то, что каждый человек индивидуален, и мы все должны слушать себя, не пытаться угодить всем. Все мы разные. Раньше я пыталась увязать ароматы в какие–то строгие рамки. Но в процессе работы я пришла к верной идее, что каждый человек индивидуален, со своим восприятием, со своим посылом. Транслирую идею индивидуальности и идею понимания себя, а потом уже развития себя.

– Ты когда–нибудь думала о том, что у тебя от природы чуть лучше развито обоняние, чем у других людей?
– Это точно не данность. Более того, я и сейчас сталкиваюсь с периодами, когда обоняние угасает. Это совершенно нормальное качество, особенно учитывая то, с каким количеством запахов я сталкиваюсь. Открою маленький секрет: некоторые парфюмеры вообще через несколько лет работы теряют обоняние. То есть они работают уже с готовой базой, с формулами. Они уже просто знают, что с чем сочетать и в каких пропорциях. Обоняние можно и нужно развивать. Разумеется, если у вас есть желание и потребность. Это не так сложно, нужно просто начать обращать внимание. Есть такая замечательная вещь, называется ольфакторный дневник – начинаешь концентрироваться на запахах и хотя бы раз в день делаешь запись о том, что ты сегодня нового ощутил, какие запахи услышал.

– А чем пахнет сейчас? Чем пахнет это место?
– Пахнет домашней кухней – блинчиками и кашей.
Арома-гид от Ирины Ямаевой
7 семейств ароматов
Классификация Французского сообщества парфюмеров
Моя любимая группа – фужеры. Ты, наверное, сразу представила стеклянный бокал в шкафу? Это нормально, у всех такая ассоциация. На самом деле фужеры – это от французского fougere, папоротник. И этот аромат мы бы описали как впечатление, которое мы испытываем, когда находимся в прохладном лесу после дождя. Это запахи трав, немножко древесных,они влажные и зеленые.

С цитрусовыми проще всего. Их все очень хорошо представляют. Это либо кислые, звонкие, прохладные (лимон или апельсин). Либо сладковато-кислые, опять же прохладные (бергамот). Как правило, несут прохладу в аромате. Здесь можно упомянуть и грейпфрут – он будет давать горьковатый акцент, терпкость в аромате.

Сложнее, пожалуй, описать цветы. Среди цветочных самые популярные – розы, жасмин, гартения. Это так называемая бело–цветочная группа. Их отличает сливочный, тягучий запах. Очень женственные. Иногда у этих цветов есть такая особенность – животные акценты, то есть такое впечатление, что духи «оживают» на коже – может появиться и кислинка, и такая своеобразная теплота, которую мы ощущаем, когда пробуем парфюм.

Более прохладной будет в этой группе лилия. Довольно часто используется магнолия, ее связывают с фруктовой нотой, потому что эти запахи проходят достаточно близко, и их стараются сочетать в комплементарные ноты.

Древесные – очень большой пласт, тем более, к древесным так же относится не только деревья, но и корни. Запахи здесь могут быть теплыми, немного сладковатыми – кедр, например. Популярен ветивер – это дымный, плотный, опять же очень красивый аромат, добавляющий землистых акцентов. Пачули – это трава, но она тоже относится к древесным, достаточно к тяжелым нотам. Пачули может создавать эффект прохлады. Некоторые даже улавливают ее как «аромат подвального помещения» (своеобразный запах). Но в то же время пачули может воспроизводить и очень красивый темный шоколад.

Ароматы кожной группы – ароматы, которые производит кожа. Например, замша – достаточно мягкая, немного пудровое звучание. Очень часто, когда люди прослушивают ароматы замши, у них происходит явление синестезии – это когда мы связываем цвет, свет, аромат и освязательные ощущения воедино. Замша представляет собой пастельные оттенки.

Кожа может быть очень разной. Представь – кожа, которую мы чувствуем, когда садимся в новый автомобиль. Или кожа кирзовых сапог, деготь. Это, кстати, одна из нот, которую ассоциативно связывают парфюмеры именно с нашей страной, и которую Шанель увековечила в таком известном аромате, он так и называется «Русская кожа» – это березовый деготь и ощущение солдатских сапог. Может быть, звучит несколько странно, но это красивый аромат (если не вдаваться в коннотации и ассоциации, связанные с Россией).

Восточные композиции – смолы, бальзамы, ладан. Это тягучие запахи, которые у нас вызывают желание замедлиться, двигаться более плавно. Есть еще, разумеется, специи. Они могут быть обжигающими, как красный перец. А могут быть прохладными, как кардамон. Сюда же относят ароматы, которые пахнут булочками – эффект сливочности, молочности, какого–то такого белого медленного потока. Ну и, безусловно, самая популярная пряность – это ваниль. Без нее никуда. Она является одной из базовых нот.
- Ирин, а как ты подбираешь описание к ароматам? Холодный, терпкий, тягучий, состояние медленного потока…. Вас учили этому?

- Нет. Это моя личная наработка. Я еще могу сказать, что хороший аромастилист – это хороший читатель. Художественная литература очень помогает мне в работе.
герой: аромастилист Ирина Ямаева
автор материала: Ира Новгородцева